buttons

КОКЖАЙЛАУ КАК ПОЛЕ БИТВЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЯЖЕЛОВЕСОВ

434 views

Складывается впечатление, что в коридорах власти в Астане сложилось динамическое равновесие сторонников и противников строительства горного курорта «Кокжайлау».


ЧТО ОТВЕТИЛ ВИЦЕ-МИНИСТР


Продолжаю рассказ о занимательных официальных ответах, которые получила из различных инстанций инициативная группа «Сохраним Кок-Жайляу» на свое обращение отказаться от строительства курорта в урочище и вернуть его в состав Иле-Алатауского нацпарка.

Они были один другого красноречивее. Первыми я откомментил письма из управления туризма и из парламента (см. ссылки внизу).

Сегодня предметом рассмотрения будет ответ вице-министра сельского хозяйства Е. Нысанбаева (см. скриншоты 1, 2).

Для тех, кто в не курсе. Чтобы понять, причем здесь Минсельхоз, поясню: национальные парки – зона ответственности Комитета лесного хозяйства и животного мира, а комитет входит в структуру Министерства сельского хозяйства РК.

На неискушенный взгляд, текст Ерлана Нуралиевича смотрится формальной отпиской. Но это не так.

Вице-министр напоминает активистам, что четыре с лишним года назад участок парка площадью 1002 га постановлением правительства был выведен из земель ГНПП и отдан под строительство курорта «Кокжайлау».

Теперь это земли запаса Медеуского района Алматы. Инициатором строительства является городской акимат – туда и обращайтесь.

Если еще короче: была земля наша – стала чужая, новому хозяину и бейте челом.

Но затем следует интересный абзац:

«Министерство… в случае отказа от строительства горного курорта… готово инициировать вопрос возврата в состав Иле-Алатауского ГНПП земель, отведенных под строительство…»

Иногда я наделяю чиновничьи документы избыточным подтекстом. Вот и здесь мне почудилась незаживающая рана министерства и его обида на акимат, который в 2014 году «отжал» у парка тысячу гектаров уникального урочища для застройки.

Вспомним, при каких обстоятельствах это произошло.


ПЕРСОНА ИЗ БЛИЖНЕГО КРУГА


В 2008-2015 гг. Алматинский горакимат возглавлял Ахметжан Есимов. Политический тяжеловес, входящий в «ближний круг» президента. Таковым Ахметжан Смагулович остается и сейчас.

В августе 2015 года он был назначен «кризисным управляющим» в НК «Астана ЭКСПО 2017» – в пожарном режиме спасать мегапроект, который оказался под угрозой после громкого скандала с многомиллиардными (в тенге) хищениями, случившимися в нацкомпании в бытность его главой Талгата Ермегияева.

С точки зрения пиара, выставка прошла на уровне. И я там был, мед-пиво пил, подтверждаю. То, что для экономики «Энергия будущего» возымела нулевой эффект, – другой вопрос.

За решение сложнейшей PR-задачи Есимов в конце 2017 года получил гран-при – пост председателя правления АО «Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына». В его руках оказалось больше половины казахстанской экономики и рычаг для распределения гигантских средств.

Но открутим пленку назад. При Ахметжане Смагуловиче началась реализация первого проекта горнолыжного курорта «Кокжайлау» международного класса стоимостью $750 млн, по которому коттеджами планировалось застроить всю долину.

Было разработано технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства. Летом 2014-го началось незаконное возведение подстанции.

Незаконное – потому что она строилась на особо охраняемой природной территории (ООПТ). До постановления правительства о переводе урочища в земли запаса города оставалось еще полгода. Более того, участок относился к нацпарку, но административно входил в Карасайский район. А заказчиком строительства выступило городское управление энергетики. То есть город строил на территории области.

Но этот правовой абсурд бледнел и мерк перед тяжеловесным авторитетом Ахметжана Смагуловича.

Наконец пришел декабрь, и 2-го числа премьер Карим Масимов подписал постановление, которое нависло над урочищем дамокловым мечом. Тем более что соответствующую поправку в закон об ООПТ, позволяющую изымать земли нацпарков для строительства туристических объектов, приняли еще в 2008 году.

В августе 2015-го Есимов переехал в Астану, на его место пришел Байбек. Заслуги первого и энергия второго оказались бессильны перед кризисом. Понторезовские проекты (среди них и курорт «Кокжайлау») не попали в республиканскую бюджетную заявку на 2016 год. И их заморозили.


ФРОНТМЕН АГРОСЕКТОРА


Кто же на момент выхода постановления возглавлял Минсельхоз?

С апреля 2011 по май 2016 года в кресле министра сидел Асылжан Мамытбеков. Наверное, самый хайповый руководитель казахстанского сельского хозяйства в новейшей истории. Однако, несмотря на все его реформы, особенно в племенном животноводстве, в табели о рангах Системы он с Есимовым и сравниться не мог.

Поэтому в решении судьбы урочища его номер был шестнадцатый. И постановление прошло без сучка без задоринки. По крайней мере, без видимых борений.

Карьера Мамытбекова споткнулась на земельных митингах 2016 года, после которых он подал в отставку с поста министра. Фронтмен агросектора пропал с информационной авансцены. Полтора года тихо проработал независимым директором АО «Банк Астана». Но любовь Асылжана Сарыбаевича к быкам оказалась не картошка, не выкинешь в окошко, и в январе 2018-го он встал у руля Мясного союза Казахстана. А уже в мае прошлого года вернулся в Минсельхоз – ответственным секретарем, под крыло Умирзака Шукеева.


КТО СИЛЬНЕЕ – СЛОН ИЛИ КИТ?


Умирзака Естаевича назначили вице-премьером – министром сельского хозяйства в декабре 2017 года, когда началась разработка ТЭО нового, «размороженного» и «оптимизированного» проекта курорта, который «похудел» втрое – до $230-240 млн.

Статус аграрного ведомства при Шукееве, его кураторе в ранге вице-премьера, неизмеримо вырос. А бразды правления фондом «Самрук-Казына», который Умирзак Естаевич возглавлял шесть лет, он передал как раз Ахметжану Смагуловичу.

Их весовые категории сопоставимы. И я даже затрудняюсь с ответом на вопрос, кто сильнее – слон или кит?

Во всяком случае, влияние Шукеева куда выше, чем у Байбека, которому, в силу возраста и дефицита жизненного опыта, еще только предстоит нарабатывать серьезный политический вес и авторитет.

Это означает, что Минсельхоз теперь не будет отдавать земли нацпарка Алматинскому акимату по щучьему велению и его первому хотению. А при удачном стечении обстоятельств и заберет назад некогда отнятые.

Думаю, что именно в таком контексте следует понимать готовность Минсельхоза «инициировать вопрос возврата в состав Иле-Алатауского ГНПП земель» урочища Кокжайлау «в случае отказа от строительства горного курорта».


ДИНАМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ


Какова сейчас позиция Есимова по отношению к проекту, за который он так «топил» в свое время, и есть ли ему вообще до него дело – мне неизвестно. Ничего не могу сказать.

Но по многим косвенным и некоторым явным признакам складывается впечатление, что на самом «верху» нет единодушного мнения, строить курорт на Кокжайлау или нет.

Ситуация вокруг него круто поменялась в сравнении с первым проектом. Сыграли свою роль усилия защитников урочища, которые вызвали громкий, на всю республику, общественный резонанс. Некоторые медийные персоны открыто высказались «за» застройку урочища, гораздо больше – «против».

В коридорах же власти в Астане, похоже, установилось динамическое равновесие сторонников и противников строительства.

Ведь на кону не только денежные резоны, но и соображения статуса. Ведь любой исход проекта будет означать победу одних членов элиты и поражение других.

Поэтому, думаю, судьба урочища будет зависеть от того, кто из политических тяжеловесов сумеет продавить свою позицию.


АТТРАКЦИОН НЕСЛЫХАННОЙ ЩЕДРОСТИ


По моему мнению, усиление роли Минсельхоза и его позиции в отстаивании подведомственных земель и создало последние проблемы с прохождением проекта курорта.

Однако обо всем по порядку.

Все помнят широкий жест Байбека, который заявил летом прошлого года о возврате 100 гектаров Кокжайлау в состав Иле-Алатауского нацпарка. Сервильные СМИ и блогеры тогда чуть не захлебнулись верноподданным восторгом от благородства акима.

Но почти никто не задумался о причинах «аттракциона неслыханной щедрости».

В своем расследовании я предположил, что Байбек попросит взамен что-то более ценное. И, похоже, не ошибся.

Выяснилось, что «возвратные» 100 га – это скальные участки выше Кумбеля, которые интересны только туристам-экстремалам и для курортных «активностей» непригодны.

Зато в проекте присутствуют горнолыжные трассы. Большинство их запланировано на склонах Кокжайлау. А они не входят в 1002 га плато, которые перешли к городу. Поэтому акимат намеревался взять 111,5 га склонов в долгосрочную аренду у нацпарка.

Но тут возникли неожиданные для акимата препятствия.


ПОДАРИЛ БАРИН БРЮКИ


Первое затруднение было вызвано незнанием Байбеком и его советниками природоохранного законодательства.

Нельзя вот так просто, в пиаровском формате «Подарил барин брюки», взять и вернуть 100 га в нацпарк. Да еще чтобы при этом руководство ГНПП, Комитета лесного хозяйства и Минсельхоза разрыдались от счастья.

Закон об ООПТ рассматривает возврат земель как расширение особо охраняемых природных территорий. Прежде всего, необходимо разработать технико-экономическое и научное обоснование такого шага. А затем эти документы должны пройти экологическую экспертизу.

Судя по тому, что по этим 100 га за полгода не слышно никаких движений, Минсельхоз не особо заинтересован в подачке акимата – возвращении десятины «отжатой» им же, акиматом, территории. И предпочел бы, как следует из письма вице-министра, вернуть всю тысячу гектаров.


АРЕНДА КАК УНИЧТОЖЕНИЕ


Чем обернется «долгосрочная аренда» склонов Кокжайлау, можно видеть на примере Шымбулака, где арендаторы бульдозерами безвозвратно уничтожили роскошный альпийский луг.

На КЖ последствия будут еще страшнее. Под трассы не просто вырубят – выкорчуют 880 тяньшанских елей. Техника угробит почвенно-растительный слой. В долине выроют искусственное озеро площадью в два футбольных поля и объемом 80 тысяч кубометров.

В случае если эти природоохранные (по версии управления туризма) мероприятия реализуют, на восстановление


Но даже если между нацпарком и акиматом будет достигнуто согласие (которое, как мы знаем от монтера Мечникова, «есть продукт при полном непротивлении сторон»), договору должна предшествовать необходимая и длительная процедура.

Подобные участки предоставляются пользователям в соответствии с генпланом развития нацпарка. И здесь неизбежно проведение тендера.

Однако, как мне удалось узнать, у Министерства свои виды на собственную территорию, и сейчас выделение участков приостановлено.


ПОЧЕМУ ЗАВИС ПРОЕКТ


То есть у акимата (равно как у управления туризма, заказчика проекта, и ТОО «Almaty Mountain Resorts», оператора проекта) нет правоустанавливающих документов ни на склоны, ни на другие участки, связанные с курортом, но не находящиеся в собственности города (земля под базовую станцию гондольной трассы на Медео и под опоры).

А без земельных актов давно готовое ТЭО не примут на вневедомственную комплексную и государственную экологическую экспертизу. Во всяком случае, не должны. Эксперты неглупые люди и вряд ли захотят взять на себя такую ответственность – в нарушение закона принять ТЭО без исходных документов. Они же понимают, что в случае чего их же и сделают крайними.

Именно в отсутствии правоустанавливающих документов, а не в чем-то ином – причина того, что управление туризма просрочило сдачу ТЭО на экспертизу уже на полтора месяца. А сам проект откровенно «завис».


НОВАЯ ВВОДНАЯ


Я обрисовал вам диспозицию с проектом ГК «Кокжайлау» на начало этой недели.

Но в понедельник, 21 января, произошло событие, которое способно радикально изменить конфигурацию не только проекта конкретного курорта, но и всего Иле-Алатауского национального парка.

Пресс-служба акимата сообщила:

«С целью развития туристской отрасли по заказу акимата Алматы австрийской компанией «Master Concept» разработан мастер-план по развитию горного кластера вокруг мегаполиса и Алматинской агломерации до 2030 года, который охватывает все горные локации региона, в том числе Тургень, Ак Булак, «Ой-Карагай Лесная сказка», Табаган, Бутаковка, Пионер, Кок-Жайлау, Шымбулак и Каскелен (…)

 

В ходе рабочего объезда аким Алматы Бауыржан Байбек осмотрел все горные локации региона и провел выездное совещание совместно с руководством акимата Алматинской области» (конец цитаты).

Эта «вводная» требует отдельного анализа, который я предприму в очередной главе.

(Продолжение следует.)

Фото обложки: Флешмоб экологических активистов на дне котлована подстанции для курорта “Кокжайлау”. Лето 2014 года. Фото: Андрей Старков.


ЧИТАЙТЕ ПРО ОТВЕТЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ ЛИЦ НА ОБРАЩЕНИЕ ЗАЩИТНИКОВ КОКЖАЙЛАУ:

«Не царское это дело», 17 января

«Лучшее средство от головной боли – гильотина», 16 января


ГДЕ ПОДПИСАТЬ ПЕТИЦИЮ ПРОТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА КУРОРТА


ЗДЕСЬ! (свыше 17 тысяч подписей).

Также несколько тысяч оставили свою подпись в подписных листах, которые сданы в секретариат общественных слушаний. Суммарно число проголосовавших против строительства курорта превысило отметку 50 тысяч.



ПРИМЕЧАНИЕ

Все главы моего расследования можно найти на сайтах «Ливень», в разделе «Кок-Жайляу» и «Сохраним Кок-Жайляу».

Об этом тоже важно знать