Эко НПО и банки развития: возможно ли сотрудничество?

263 views
небо

Международные банки развития сегодня – это важный инструмент сотрудничества, который позволяет развивающимся странам реализовать серьезные проекты, влияющие на социальные стороны жизни. На постсоветском пространстве, в частности, в Центральной Азии они внесли немалый вклад в развитие инфраструктуры и энергетики. Но всегда ли интересы государства и бизнеса в таких проектах соответствует интересам общества? Соблюдаются ли экологические права людей? Какие инструменты влияния на реализацию таких проектов есть у простых граждан?


Обсудить эти вопросы стало возможным на международной онлайн конференции «Механизмы общественного влияния на международные банки развития для защиты прав человека в Узбекистане». Организовала ее сеть общественных организаций «Бенквоч», которая отслеживает деятельность международных банков развития в Европе, на Кавказе и в Центральной Азии с целью предотвращения негативных экологических и социальных последствий инвестиционных проектов.

На конференции вопреки названию рассматривался опыт разных стран и, как оказалось, у Казахстана есть положительный опыт, о котором рассказала Светлана Спатарь.

Светалана Спатарь является сотрудником старейшего в стране общественного экологического движения «Зеленое спасение». Самый яркий и успешный пример работы с международными финансовыми институтами для защиты окружающей среды выглядит таким образом:

  • В 2008 году казахстанская национальная компания КЕГОК, (оператор электрических сетей) обратилась во Всемирный банк с просьбой о финансировании проекта строительства высоковольтной линии электропередач (ЛЭП). Экологи обнаружили эту информацию на сайте компании, обратив внимание на то, что, согласно проекту, линия должна пройти по территории дух национальных парков – Алтын-Эмельскому и Чарынскому. Особенность обоих парков – это фантастические по красоте ландшафты. И вот как раз по ним должна была пройти ЛЭП. Это не только экологические риски, но и урон визуальному восприятию уникальных природных красот.

Кроме того, мы обнаружили, что в проекте, который оценивался в 48 млн долларов США, был ряд проблем, связанных с казахстанским и международным законодательством. Нас удивило, что Банк рассматривает проект, который противоречит его политике, запрещающей финансировать проекты, которые могут отрицательно повлиять на естественные местообитания видов, – рассказывает Светлана.

Экологи не предлагали запретить проект, а лишь изменить те его параметры, которые угрожали особо охраняемы природным территориям (ООПТ). Соцсети тогда еще не были широко популярны, поэтому «Зеленое спасение» использовало электронную почту для распространения петиции с требованиями. Рассылка позволила набрать всего 85 подписей в поддержку петиции, но она оказалась существенной. Некоторые международные экологические организации обращались во Всемирный банк с призывом не поддерживать проект. Компания КЕГОК в ответ заявила в СМИ, что подаст в суд на «Зеленое спасение» за ущерб ее репутации. Однако в итоге Банк отложил рассмотрение проекта компании с рекомендацией пересмотреть его.

После этого казахстанские государственные органы были настроены более дружелюбно. Прошли общественные слушания, компания переделала проект и Банк одобрил заем. ЛЭП прошла в обход национальных парков, – рассказала Светлана.

Строительство, энергетика, инфраструктура и водоснабжение в Узбекистане, как и почти повсюду в мире, являются приоритетными отраслями инвестиционных проектов банков развития. Поэтому проблемы с загрязнением окружающей среды и правами человека, к сожалению, имеют место быть. И это при том, что банки предоставляют общественности различные механизмы для защиты своих прав.

Об этом рассказала на конференции Нина Лесихина, координатор по поддержке общин организации «Бенквоч». Их набор довольно обширен, есть инструменты, которые предоставляют доступ к информации, позволяют вносить поправки в проект либо действия компании, которая получила кредит у банка, а иногда и к отмене финансирования проекта либо политики банка.

человек

Нина Лесихина

Главный вопрос – это источники информации о проектах. Ими могут быть сами банки развития, так как, согласно их политике, прозрачность – один из их приоритетов. Информацию об их политике, приоритетах и стратегиях можно найти на сайтах банков. Там же есть данные о физических или юридических лицах, внесённых в санкционные списки: между банками развития существует договоренность, что, если один банк вносит кого-то в таковой, то автоматически так же поступают и остальные. Это означает ограничения на участие данного лица в инвестиционных проектах на определённый период времени. Обычно это связано с коррупцией или мошенничеством, – объясняет специалист.

О проектах с высокой категории рисков банки на своих сайтах размещают информацию об их экологическом и социальном влиянии, о том, как эти риски компании собираются минимизировать. Например, если речь идет об изъятии земель у граждан, то какую компенсацию они получат, если будет сокращение рабочих мест, какая предполагается альтернатива и др.

Другой инструмент, который позволяет и теоретически, и практически внести изменения в проект, – это общественные слушания. Многие банки обязывают клиентов проводить их для проектов с моментами риска, даже если национальное законодательство этого не предусматривает. Это хорошая платформа, где граждане могут высказать свои опасения. Хотя порой компании и относятся к этому нормально.

Еще один элемент – прямое взаимодействие с банками развития. Общественники в Узбекистане активно этим пользуются. Проходит диалог, в котором банк выступает как бы посредником между ними и компаниями. Есть успешные прецеденты. Например, реализация Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) инвестиционного проекта с целью реконструкции двух мусорных полигонов в Узбекистане. Общественникам удалось собрать информацию об экологических рисках и донести ее до Банка на раннем этапе проекта. ЕБРР пообещал, что все рекомендации учтены, – рассказала Нина Лесихина.

Существуют примеры успешного сотрудничества экологических общественных организаций с банками развития вплоть до отмены финансирования проблемных проектов и в других странах, например, в России и Армении.

Резюмируя этот обмен опытом, ведущий конференции и представитель сети «Бенквоч» Алексей Пасюк заметил, что банки слышат запросы общественности и меняют в соответствии с ней свою политику, хотя их сотрудники к этому, возможно, еще не привыкли.

Взаимодействие общественности Казахстана с международными финансовыми организациями можно посмотреть здесь. Экологическое общество «Зеленое спасение».


Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать