АТОМНАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ?

33 views
люди
Ютуб-канал Гиперборей осваивает новые форматы. Сегодня вашему вниманию предлагается «круглый стол» по перспективе строительства АЭС в Казахстане. Его название – «Цель АЭС: присоединение Казахстана к России»

Его участники:
Александр Брагин, эксперт по вопросам экологии, экс-директор Департамента правового обеспечения и международного сотрудничества Министерства охраны окружающей среды РК, заслуженный эколог Казахстана
Булат Есекин – в прошлом национальный координатор по устойчивому развитию Казахстана в ООН; эту позицию он занимал с 1998 по 2013 год; более 15 лет работал в бюро Комитета по экологической политике Европы.
Асет Наурызбаев (Aset Nauryzbayev), энергетик, экс-президент КЕGOC, бывший советник председателя правления АО «Системный Оператор ЕЭС России»
Цой Сергей, эксперт по устойчивому развитию, 10 лет проработал заместителем гендиректора АО «Жасыл Даму» Министерства охраны окружающей среды РК.
Мейрам Тлеухан (Meiram Tleukhan), предприниматель, магистр City University London в области углеродного регулирования.
МодераторВадим Борейко.
Процитирую небольшой фрагмент, из которого вы поймёте, как отжигали участники.
человек

Вадим Борейко.

Борейко: — Если бы тема АЭС в казахстанско-российских нынешних отношениях была бы одна на текущий момент — тогда все ваши рассуждения о минусах атомного проекта заслуживали бы серьёзного внимания и имели бы большой практический смысл. Но эта тема словно специально преподнесена в пакете с другой важной темой, не менее взрывоопасной, — это перевод цифрового правительства Казахстана Egov на платформу российского Cбера.
Огромная тема, но мы сегодня не будем в неё нырять. Это может быть повод для отдельного «круглого стола». Но вот этот пакетик мне лично говорит о том, что проект российской атомной станции в Казахстане — совсем не про энергетику. Ну, или в последнюю очередь про энергетику. А вот про что тогда? Хотелось бы узнать мнение каждого.

ЦЕЛЬ АЭС – ПРИСОДИНЕНИЕ КАЗАХСТАНА К РОССИИ


человек

Александр Брагин.

Брагин: — Я полностью согласен с тем, что энергетических целей в этом проекте ноль. Я считаю, что конечная цель — это присоединение [Казахстана] к России, которую перед собой ставит Россия. Я, например, хоть и отношусь к той же национальности, но я категорически против и считаю, что все стратегические ошибки Казахстана были связаны именно с Россией. И нам ни в коем случае нельзя смотреть в сторону России и повторять за ней все те ошибки, которые делает Россия. По сути дела, мы как жили в Советском Союзе, так в нём и живём. И ни к какой рыночной экономике не перешли. Нельзя за Россией двигаться. По крайней мере, надо смотреть на другие развитые государства.

ЭТО ЧЁРНЫЙ БИЗНЕС


человек

Булат Есекин.

Борейко: Булат, если проект АЭС не про экономику — тогда он про что?

Есекин: — Нужно забыть о том, что мы понимали под словом «правительство» и «государство». Сегодня это олигархические бизнес-структуры, которые действуют очень жёстко в своих интересах. Если мы будем надеяться, что напишем сейчас жалостливое письмо президенту и он услышит, — на это не рассчитывайте. Потому что решения сегодня принимаются в интересах бизнеса и наше правительство — под контролем бизнеса. Поэтому стиль и методы управления, которые прописаны [в законе], которые мы знали раньше, включая референдум и всё остальное, — они уже не работают. И то, что сегодня творится с АЭС, — это просто бизнес-проект.
Борейко: — Мы говорили о том, что коммерческого смысла и экономики в этом проекте нет. Какие же там бизнес-интересы?
Брагин: — Это не бизнес-проект — это коррупционный проект.
Есекин: — Я имею в виду черный бизнес. Он не в интересах Казахстана — ни в коммерческих, ни в энергетических, ни в экологических. Это очевидно.

НАШУ ВОЛЮ ХОТЯТ СЛОМАТЬ


Мейрам Тлеухан.

Тлеухан: — Я думаю, что это продолжение колонизации нашей страны в целом. И почему эти два проекта сошлись вместе — и Сбер, и АЭС? Когда ты кого-то хочешь схватить, ты сначала сожмёшь ему горло, а потом уже отпускаешь и начинаешь разговаривать. То же самое, наверное, происходит с нашим гражданским обществом, когда нашу волю к сопротивлению просто хотят сломать. С одной стороны — тем, что сольют все наши личные данные придворному банку. А с другой стороны — поставят у нас ещё один завод по производству ядерных отходов.

Борейко: — То есть это и атомная, и цифровая колонизация?
Тлеухан: — Сейчас, если мы не выдержим и не дадим отпор, я думаю, надо всем потихоньку эмигрировать в другие страны и там уже развиваться.
Борейко: — От себя не сбежишь, тут только внутренняя эмиграция остаётся.

ПЛАНЕТА ЖЕЛЕЗЯКА


человек

Сергей Цой.

Цой: — В принципе, со всем, что говорили коллеги. Я просто думаю, к чему это в дальнейшем приведёт. Я для себя понял, что если будут такими методами приниматься решения и, более того, реализовываться (с учётом того, что у нас компетенция органов госконтроля и госуправления на нижнем уровне), то в дальнейшем мы превратимся в территорию с биоматериалом. Как планета Железяка: заселена роботами, воды нет, растительности нет — залетайте. Этого нельзя допускать. И нужно всеми законными способами бороться. Правовая основа для этого создана.

Борейко: – Асет, подытожьте наш круглый стол.
человек

Асет Наурызбаев.

Наурызбаев: — Поскольку мы не видим ни одного разумного аргумента за строительство атомной станции, понятно, что изготовители этой станции пытаются нам её продать, чтобы потом разменять на множество мелких услуг. Ядерная станция в Казахстане — в условиях отсутствия у нас профессионалов – это, по сути, второй Байконур, на котором действует российское законодательство и российская полиция. То есть такой анклав.

Что происходит с анклавами, мы видели на примере Приднестровья, Абхазии и других, которые возникали на территории суверенных государств. С этой точки зрения риски очень высокие. Политолог Досым Сатпаев, наверное, лучше оценит, мне кажется, что это возникновение нового ядерного анклава. Что касается Сбера, то это анклав на территории всей республики.

Фото: Роман Егоров (Roman Egorov).

Об этом тоже важно знать