НЕПРОТЕКАЕМАЯ КРЫША «QAZAQGEOGRAPHY»

30 views
река

Сегодня, 21 июня, в 18.40 завершились общественные слушания по «проекту развития экотуризма» в Чарынском нацпарке, организованные РОО «QazaqGeography». Начались они в 16.00 и прошли в формате ZOOM-конференции.


Первые 40 минут организаторы не могли обеспечить приемлемый звук. Это обстоятельство дало мне повод оставить в чате пару комментов.

Первый: «Вы даже звук не можете нормально настроить, но туда же – в природу вторгаетесь. А это гораздо более тонкий инструмент. И не простит таких “умельцев”».

Второй: «И природа, и техника против вас. Прекращайте эту фикцию и идите на курсы айтишников».

Наконец, звук настроили, но следующие полчаса тоже были потеряны зря. Председатель правления РОО «QazaqGeography» Орман Нурбаев потратил их на презентацию заслуг объединения.

Итого, на общественные слушания по существу: доклад руководителя авторской группы ПредОВОС Сергея Скляренко, а также вопросы и ответы – ушло всего полтора часа.

Я вспоминаю «битву с джунгарами» – общественные слушания 4 ноября 2018 года по курорту «Кок-Жайляу». Они собрали 600 человек в балл-руме гостиницы «Казахстан», длились с 9 утра до 15.00, то есть шесть часов подряд, и стали поворотным пунктом в судьбе тухлого проекта, который спустя менее чем год был закрыт президентом Токаевым.

В Европе, на которую у нас так любят ссылаться, общественные слушания с участием местных жителей порой идут по нескольку дней.

Учитывая опыт КЖ и так кстати свалившуюся пандемию, сейчас ОС проводят в безопасном для организаторов формате ZOOM: чтобы, как говорится, «и невинность соблюсти, и капитал приобрести».

Доклад Сергея Скляренко я выслушал внимательно. Зацепили два момента. Говоря о задаче проекта, Сергей Львович сказал: «Он предназначен для комфортности людей и безопасности влияния на окружающую среду». О безопасности людей даже не упомянул.

Затем, понимая, какой вопрос висит в воздухе, ничего не значащей фразой вскользь обмолвился о селях.

Сразу после доклада у меня пропал интернет. Когда я его наладил, модератор Нуркен Халыкберген (Нуркен Халыкберген) заканчивал зачитывать мой вопрос, который я заблаговременно оставил в чате:

«ПредОВОС был выложен 22 мая в открытый доступ. 29 мая в Долине замков сошёл сель, погибли два человека, шестеро пострадали. Через две недели сошел еще один сель, в другом каньоне – Бестамак. В связи с этими форс-мажорами в ПредОВОС не были внесены НИКАКИЕ ПОПРАВКИ, в документе нет не то что главы “Селевая опасность” – слово “сель” употреблено всего один раз”, на стр. 68, как “вторичное опасное природное явление”. Как будто ничего не случилось! Почему вообще проходят сейчас эти слушания? Почему они не были отменены или хотя бы отложены? Куда вы торопитесь? Чарынский каньон стал опасным туристическим маршрутом, опасным для жизни. И проект должен быть либо закрыт, либо кардинально переделан».

Скляренко ответил мне примерно то же, что и неделей раньше – министр экологии Мирзагалиев: туробъекты расположены наверху, около паркинга, поэтому для них угрозы нет.

Ну, во-первых, парочка объектов всё-таки будет расположена внизу, у реки Чарын: пешеходный мост и глэмпинг.

А во-вторых и главных, люди из верхних туробъектов – что, не будут спускаться вниз, в каньон? Их безопасность не так важна, как безопасность визит-центра и спа-отеля?

текст

Знаете, что сказал на это Сергей Львович? Если ориентироваться на несчастные случаи, то горы Иле Алатау вообще надо закрыть. Зря он это сказал, ей-богу.

На Чарыне не была проведена предварительная комплексная оценка территории: где можно строить, а где нельзя вообще.

Не установлены причины схода двух подряд селей. В соцсетях я читал разные версии. Писали и о влиянии Муйнакской ГЭС, построенной в 2012 году в 30 км выше по течению Чарына. И о том, что проложенная несколько лет назад асфальтированная дорога от Кульджинки до каньона стала своего рода «плотиной», препятствующей стокам осадков в степь. И о глобальном потеплении, вызвавшем изменение климата в том числе и в этом районе.

На слушаниях демонстрировали карту «Опасность селей Илийского Алатау» 2010 года (то есть 11-летней давности), на которой чёрным по белому написано: «изучаемая территория не относится к селеопасным районам». Демонстрировали как аргумент.

скрин

Не относилась, господа из «КазГео», не относилась. А теперь относится. Вы этой картой будете сель останавливать, когда он в третий раз сойдёт.

Короче говоря, «QazaqGeography» предпочло оба селя «не заметить». Республиканское общественное объединение продолжает переть в нацпарки, как танк, давя гусеницами и здравый смысл, и сигналы опасности.

Остаётся надежда, что ПредОВОС не получит положительное заключение государственной экологической экспертизы, чего я искренне желаю Сергею Львовичу и всей его научной компании. Зарубили же на этой стадии рискованный и коррупциогенный проект реконструкции ТЭЦ-2.

Однако надежда эта – слабая. У «QazaqGeography» – плохо протекаемая крыша. Я зашёл на их сайт, чтобы посмотреть, кто входит в руководство. И вот что увидел:

Масимов Карим Кажимканович – председатель попечительского совета РОО «QazaqGeography».

Мамин Аскар Узакбаевич – председатель РОО «QazaqGeography».

Но для меня это означает лишь одно: оба любимых руководителя должны разделить ответственность за все риски сырого, кривого, наспех сляпанного «проекта развития экотуризма» в нацпарке Чарын и Алтын Эмель с Орманом Нурбаевым и Сергеем Скляренко.


Фото: Roman Egorov

Статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать