КОК-ЖАЙЛЯУ ВОЗВРАЩАЮТ В НАЦПАРК. ЧТО ДАЛЬШЕ?

202 views

Будут ли после возврата урочища в состав Иле-Алатауского нацпарка правовые препятствия для сдачи его в аренду на 49 лет? Никаких!


ЭЙФОРИЯ ОТ ПОПРАВОК


В четверг, 10 сентября, сенат принял в первом чтении законопроект, который предусматривает внесение изменений и дополнений в Земельный кодекс и Закон «Об особо охраняемых природных территорий».

Портал informburo.kz пишет: «Поправки направлены на упрощение процедуры возврата в состав особо охраняемых природных территорий земель запаса, ранее выведенных из их состава для строительства объектов туризма, водохозяйственных сооружений, обустройства и функционирования объектов госграницы, нужд обороны, и не используемых в этих целях».

Возвращаемые территории – это 1002 га урочища Кок-Жайляу, отведенных под строительство одноимённого горного курорта (проект закрыт президентом 29 октября 2019), и часть ГНПП «Бурабай».

Мои единомышленники по инициативной группе Сохраним Кок-Жайляу вчера были в приподнятом настроении. Напомню, это они вместе с Экологическое общество “Зеленое спасение” 18 апреля прошлого года направили обращение президенту Токаеву с требованием вернуть КЖ в нацпарк Иле Алатау .

Я решил не портить им настр и не писать этот пост по горячим следам, а выложить его сегодня, когда эйфория немного улеглась.


БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ, ЧЕМ ОТВЕТОВ


По здравом размышлении эти поправки вызывают больше вопросов, чем дают ответов. Возникающие с возвратом КЖ в Иле Алатау проблемы проанализировала в ФБ Людмила Кузнецова, гендиректор ТОО «ГеоДата Плюс» (эта компания разрабатывала оба проекта курорта КЖ). С разрешения Людмилы Антоновны я перепечатываю её пост.

«Конечно, если акиматы не смогли управлять переданными для развития туризма ООПТ, то возврат их в состав национального парка – разумное решение.

Однако возврат этих территорий не может гарантировать их безупречное состояние без разработки и применения ряда [нормативно-правовых] документов (НПА), в том числе местного значения.

Если рассматривать Кокжайлау, то, поскольку урочище находится в зоне влияния города Алматы, поток посетителей будет только возрастать. Мы неоднократно говорили, что не так важно, кому принадлежит Кокжайлау, как необходимо разработать чёткие правила посещения/поведения на этой территории. Многие путают этот документ с «Правилами посещения нацпарка», которые являются общими [для всех ГНПП].

В процессе работы над проектами по КЖ собрано, создано, проанализировано, систематизировано много информации, которую необходимо использовать! Государство потратило на эти исследования деньги, и они должны работать!

Необходимо на территории КЖ и перед входом в нацпарк со стороны города информировать посетителей о зонах риска (лавиноопасность, селеопасность, осыпи, камнепады и т. д.), и не только на информационных стендах, но и непосредственно на территории посещения.

Необходимо организовать условия и подачу информации познавательного характера и др., т. к. только через знания можно говорить о воспитании населения, в том числе экологическом воспитании.

Кроме того, сейчас выполняется корректировка генерального плана г. Алматы, и обеспечение посетителей (населения и туристов) транспортной доступностью к объектам туризма и отдыха на ООПТ является её важной составляющей. Поток посетителей ООПТ со стороны города влияет на величину машинопотоков и, соответственно, на параметры/категорию подъездных дорог, организацию стоянок и остановок. В генплане необходимо показать и альтернативные пути доставки посетителей в ГНПП (причина та же – население и туристы города едут отдыхать).

Пока не будет рассмотрена в комплексе система «ООПТ – город», говорить о сохранности и устойчивом развитии этих территорий бесполезно.

Наша команда, имеющая опыт и знания по вышеуказанным вопросам, готова подключиться к их решению. Необходима комплексная программа управления территориями ГНПП, входящим в зону влияния городов. Без концептуальных документов по их управлению абсолютно всё равно – кому эти территории принадлежат и кто ими управляет. Просто существующего природоохранного законодательства недостаточно» (конец поста Людмилы Кузнецовой).


БЕЗ РОЗОВЫХ ОЧКОВ


Людмила Кузнецова – как генпроектировщик курорта КЖ – была оппонентом защитников урочища в борьбе за сохранение Кок-Жайляу. Но, в отличие от чиновников акимата, топивших за проект, она обладает квалификацией и знанием законов.

Я читал ТЭО обоих проектов, где была комплексная оценка территории и ПредОВОС (предварительная оценка воздействия на окружающую среду). Это капитальный труд, включающий немало научных исследований, и было бы неразумным просто пустить его в топку, а не использовать для сохранения урочища.

Впрочем, я смотрю на этот документ без розовых очков – довольно критически, поскольку он был подготовлен, чтобы оправдать строительство курорта.

В нём были значительные изъяны и «белые пятна». Касались они в основном лавинной, селевой и сейсмической опасности: об этом были совсем краткие разделы.

Эти пробелы восполнил доктор географических наук из МГУ Александр Хорошев, который по просьбе группы «Сохраним КЖ» бесплатно подготовил подробную экспертизу ТЭО строительства курорта. Его работа была приобщена к протоколу общественных слушаний по КЖ, которые прошли 4 ноября 2018 года. Она, как и протокол, сохранились и в моём архиве.

Кроме того, группа «Сохраним Кок-Жайляу» на волонтёрских началах разработала альтернативный, экологический план развития урочища, который не раз презентовала в начале 2019 года.

На мой взгляд, было бы целесообразно вычленить всё разумное, что есть в этих документах, и использовать для сохранения урочища.


ЗАПРЕТИТЬ ВЪЕЗД В НАЦПАРКИ ЧАСТНЫХ АВТО И ОБЩЕСТВЕННОГО ТРАНСПОРТА


У меня есть и собственный взгляд на развитие парков и возврат КЖ в состав ГНПП. Сразу подчеркну – он радикальный.

Несколько раз я предлагал в своих постах полностью запретить въезд в национальные парки общественного транспорта на бензине и частных авто. Они будут доезжать только до экологических постов (до границы ГНПП), затем автобусы возвращаются в город, а частные машины остаются на стоянке. Дальше туристы едут на шаттлах, которые работают либо на газе, либо на газодизеле, либо на электрической тяге. Схема с шаттлами уже действует на маршруте Медео – Шымбулак.

Кроме избавления нацпарков от бензиновых выхлопов, это будет превентивная мера от ввоза в нацпарки большей части мусора, львиная доля которого всё-таки доставляется в ГНПП на колёсах.


КРАЙНИЙ СЦЕНАРИЙ


Жизнь приучила меня не обольщаться всякими «зелёными» телодвижениями нашей власти. Наглядный пример – так называемое «развитие экотуризма» в четырех нацпарках Алматинской области и сопутствующая аренда участков на 49 лет.

Я убеждён, что этот кривой схематоз придуман специально для захвата особо охраняемых природных территорий под «экологическим» прикрытием. Он проводится без экспертиз, ОВОС, общественных слушаний и сопровождается грубым игнором Экологического, Земельного, Водного кодексов и других нормативных документов. Ничего благого из такого правового нигилизма по определению получиться не может.

В своей работе я всегда рассматриваю крайние, то есть самые негативные, сценарии. Во-первых, чтобы учесть все возможные вероятности и риски. Во-вторых, такие сценарии чаще всего и сбываются.

Итак, моя версия следующая: КОК-ЖАЙЛЯУ ТОЖЕ ПОПЫТАЮТСЯ СДАТЬ В АРЕНДУ НА 49 ЛЕТ.

Она не нашла понимания даже среди моих единомышленников. Дескать, власти на это не пойдут: слишком свеж ещё в памяти скандал со строительством курорта.

Но у меня есть контраргументы.

1. Я и не утверждаю, что это будет сделано сразу после возврата КЖ в состав нацпарка. Конечно, с таким решительным шагом подождут, пока не испарится послевкусие от скандала.

2. Кок-Жайляу – слишком лакомый кусок земли, чтобы лоббисты коммерческого освоения урочища смирились с его потерей и своим поражением в схватке с общественностью.

3. «Проект Гужавина» («развитие экотуризма» в четырех нацпарках Алматинской области) – своеобразный тест-драйв для бизнес-захвата других нацпарков страны и сдачи их в аренду на 49 лет (с правом субаренды), то есть навсегда. Реакция общественности пока вялая: мало кто представляет себе, чем может обернуться полувековая аренда. Большинство из тех, кого занимает эта тема, пока ведётся на мантры Минэкологии, как всё там будет хорошо и цивилизованно. Да и общественники подбираются какие надо: в режиме степного пожара создаются общественные советы при нацпарках Иле Алатау, Алтын Эмель, Чарын, куда могут войти «все желающие». Я порой грешным делом думаю: а не для того ли в том числе возрождалось «зелёное ведомство», чтобы стать экологической ширмой для скрытой приватизации особо охраняемых природных территорий?

4. Вернемся к КЖ. Будут ли после возврата урочища в состав ГНПП правовые препятствия для его аренды на 49 лет? Никаких! В распоряжении алчущих – статьи 46 и 46-1 закона об ООПТ, которые позволяют сдавать охраняемые территории во временное пользование и строить на них объекты. И всё это – типа для развития туризма.

Поэтому главная цель тех, кому дороги нетронутые природные уголки Казахстана, – добиться отмены этих статей. Нет – аренде земли в национальных парках!

Подписывайте петицию в защиту национальных парков.

Читайте моё расследование истории с арендой в нацпарках на сайте «Ливень».


ЧТО НА СНИМКАХ?


Эти снимки были сделаны 9 сентября на КЖ. Их мне прислал алматинский фотограф, попросивший не называть его имени. Палаточный городок находится в самом «сердце» Кок-Жайляу, между столиками на перемычке и водопадом. Такой же белый пикап, как и на снимке возле палаток, фотограф встретил несколькими днями ранее по дороге на Кок-Жайляу выше отеля «Кумбель» (бывший пионерлагерь «Юный геолог»). По его словам, он под завязку был забит мешками с цементом.


Фото обложки: Наталья Ли


Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать