В Казахстане будет новый Экологический Кодекс. Что изменится?

1173 views

В декабре 2019 года в Парламент должен поступить проект нового Экологического Кодекса РК. Поскольку это основной закон, определяющий экологическую политику нашей страны, то мы заинтересовались как идёт его подготовка. За комментариями обратились к одному из разработчиков проекта – председателю правления ОЮЛ «Ассоциация экологических организаций Казахстана» – Айгуль Соловьёвой.



Чистая вода, воздух и земля


Когда и почему возникла необходимость принятия нового «зелёного закона» страны? Кто был инициатором?

– Начнём с того, что действующий Экологический Кодекс РК был принят 9 января 2007 года. За прошедшие 12 лет в него было внесено около 70 поправок, что свидетельствует о его несовершенстве. Поэтому в 2018 году глава государства дал поручение разработать новый Экокодекс, который соответствовал бы требованиям времени. В министерстве энергетики с этой целью была создана рабочая группа, состоящая из экспертов, аудиторов, юристов и представителей экоорганизаций, бизнеса, крупных промышленных предприятий и различных отраслей экономики. Надеюсь, к осени текущего года мы сможем придать проекту основные черты и контуры, отработаем детали и отправим его на согласование в правительство. В декабре документ должен уйти на рассмотрение в Парламент.

Что конкретно вас не устраивает в старой редакции Экокодекса?

– У нас там очень много жёстких стандартов, оставшихся в наследство от советских времён и не соответствующих современным тенденциям международной практики. Они зачастую просто не выполнимы и позволяют в некоторой степени манипулировать ими, поскольку в них отсутствует механизм гибкости по планомерному стремлению к улучшению экологической ситуации в стране. Кроме того, наличие санитарных норм вносит определённые трудности при гармонизации с ВОЗовскими стандартами. Нам вместе с разработчиками проекта необходимо привести всё к единому знаменателю, исключить различные административные барьеры и выработать системное решение проблем охраны окружающей среды.

Каким в идеале вы видите новый Экологический Кодекс страны?

– Раз мы планируем войти в 30-ку лучших стран мира, то новый закон должен соответствовать всем международным нормам и обязательствам, которые взял на себя Казахстан. Это в идеале. Возможно, по выбросам мы ещё не сможем в ближайшем времени соответствовать эконормам Европейского сообщества, но во всяком случае, новые требования по квотам будут значительно отличаться от прежних. Очень важно отметить, что новый Экокодекс должен будет стимулировать недропользователей и промышленные предприятия к внедрению зелёных технологий для обеспечения экобезопасности страны. Если говорить простым языком, то все наши чаяния и надежды сводятся к 3 слагаемым – это «чистая вода», «чистый воздух» и «чистая земля».


Все наши чаяния и надежды сводятся к 3 слагаемым – это «чистая вода», «чистый воздух» и «чистая земля».


Берёте ли вы за основу зарубежный опыт? Экологический Кодекс какой страны мира вам больше всего импонирует?

– Мы делали анализ международного законодательства, чтобы взять за основу нашего нового Экокодекса всё самое лучшее. Мне пришёлся по душе китайский опыт, причём не столько содержание самого Экокодекса КНР, сколько его строгое и неукоснительное соблюдение. Каких-то 2-3 года жители Пекина ходили в масках, так как воздух там был очень загазован – дышать было порой нечем. Сейчас ситуация значительно улучшилась, и во многом благодаря жёстким требованиям китайского Экокодекса, которые заработали на полную мощь. Их закон допускает закрытие крупных предприятий – нарушителей природоохранного законодательства, не говоря уже о взимании больших штрафов. Перенести инфраструктуру предприятия за город там тоже не проблема. Возникает вопрос – а можем ли мы себе такое позволить? – Нет, потому что состояние нашей экономики уступает КНР. Исходя из этого, мы стараемся брать из мировой практики всё передовое, но адаптированное к нашим условиям.

С какими проблемами приходится сталкиваться в ходе разработки нового законопроекта?

– В ходе общественных слушаний и встреч на предприятиях мы иногда сталкиваемся с недопониманием бизнес-сообщества относительно некоторых норм и положений проекта. Например, слышим сарказм из их уст – «Как это вы собираетесь применять современные евростандарты, когда у нас технологии не готовы к этому?» Вот мы и дискутируем на совместных встречах, излагая свою позицию по тем или иным вопросам. Объясняем, что, да, наши условия другие, и многие предприятия функционируют на старом оборудовании, но это же не значит, что так и должно продолжаться? Мы должны планомерно переходить на лучшие практики и совершенствоваться, перенимая всё передовое, здоровое и безопасное. Поэтому мы постоянно советуем предпринимателям модернизировать свою технологию производства для снижения нагрузки на окружающую среду. У нас ведь есть данные экспертов о 40% росте заболеваний среди жителей отдельных регионов страны из-за загрязнения воздуха, воды и почвы. Речь идёт об аллергии, онкологии и болезнях лёгких, и нас это не может не беспокоить.

Как вам сейчас работается с коллегами из Минэнерго?

– Хорошо, конструктивно, потому что Минэнерго заметно «позеленело» за последний год и держит курс в сторону альтернативных источников энергии. Сейчас мы совместно разрабатываем отдельные нормы проекта нового Экокодекса.

Нужно ли, на ваш взгляд, возродить министерство окружающей среды и водных ресурсов, ликвидированное в 2014 году, или достаточно Минэнерго? Какое ведомство должно отвечать за охрану окружающей среды?

– Наша позиция – в стране должно быть своё министерство экологии, потому что Минэнерго сейчас загружено. Его нужно разгрузить, отдав не свойственные ему функции в минэкологии.


Какую лепту внесла ваша Ассоциация в разработку нового законопроекта?

– В 2018 году наша Ассоциация разработала концепцию проекта нового Экокодекса, и основная часть наших предложений в неё вошла. Сотрудники и члены Ассоциации принимают активное и самое непосредственное участие в его разработке, и я довольна их работой!

А когда вы были депутатом 4 и 5 созыва Парламента, то уделяли внимание вопросам экологии?

– Конечно. Я направляла депутатские запросы в уполномоченные органы, выступала с отдельными предложениями по действующему Экокодексу и отслеживала дальнейшее развитие ситуаций, связанных с загрязнением окружающей среды в регионах. 


Целевые должны идти на природоохранные мероприятия!


Какие нововведения вы предлагаете?

– У нас много предложений, поделюсь основными. Во-первых, мы настаиваем на том, чтобы в обязательном порядке проводилась стратегическая экооценка. Для того, чтобы спроектировать и построить в регионе какое-то предприятие, необходимо сначала оценить его риски и возможности. Надо понимать, как в дальнейшем оно будет влиять на окружающую среду, и исходя из этого, принимать решение – давать добро на его строительство и ввод в эксплуатацию или нет.

Во-вторых, мы отстаиваем совершенствование механизма платы за негативное воздействие на природу, чтобы платежи имели целевое предназначение и шли исключительно на природоохранные мероприятия, а не на социальные проекты.

В-третьих, эти мероприятия обязательно должны предусматривать озеленение.

В- четвёртых, мы сейчас работаем над созданием геоинформационной карты, чтобы каждый казахстанец мог видеть в онлайн-режиме, какая складывается у него в регионе ситуация с состоянием окружающей среды. Например, какое предприятие в какой момент и в каком объёме совершило выбросы в атмосферу. Тогда будет эффективно осуществляться и контроль, и наказание виновных.

Общественники критикуют действующий Экокодекс, считая, что он ослабил позиции центрального уполномоченного органа. Дескать, многие его функции были переданы местным органам власти, отсюда и слабый контроль за исполнением «зелёного закона». Что говорит на этот счёт новый законопроект?

– Контрольные и надзорные функции останутся у центральных органов власти, местным органам отдадут только некоторые позиции. Должно же сохраняться единообразие в подходах, к тому же, в регионах достаточно эффективно работают территориальные представительства!

Вот вы говорили о совершенствовании механизма платы за негативное воздействие на природу. Можно подробнее остановиться на этом моменте?

– Как вы знаете, за нарушение закона предусматривается такая административная ответственность, как взимание штрафов. 2 платежа идут в местный бюджет, а 2 платежа- в республиканский. Проблема в том, что в большинстве регионов страны местные власти направляют на природоохранные мероприятия лишь мизерную часть от поступивших средств. У меня есть данные – от 0,3 до 2%, максимум – 9%. Исключением являются Алматы и Нур-Султан, там 40% поступивших в городской бюджет средств от экоштрафов уходят на природоохранные мероприятия. В областных центрах экоплатежи уходят куда угодно, только не на озеленение или природоохранные мероприятия. Поэтому в новом кодексе мы закладываем норму, чтобы местные органы власти не тратили эти деньги на соцпроекты, а только на зелёные мероприятия. Ведь речь идёт о сотнях миллионов и миллиардов тенге! Мы также настаиваем на том, чтобы был внедрён принцип неотвратимости наказания, когда загрязнитель обязан платить за нарушение экозаконодательства. Государство даёт квоты – сколько и чего можно выбрасывать, однако, если идёт превышение норм, тогда надо платить огромные штрафы.

Согласно Парижскому соглашению, мы взяли на себя обязательства по снижению выбросов парниковых газов. Как можно отследить – выполняются эти обязательства или нет?

– Для этого должна быть создана электронная биржа, торгующая квотами. Кроме того, необходимо внедрить практику поощрения юридических лиц, прикладывающих максимум усилий и возможностей для улучшения экологической ситуации в своём регионе. Знаете, владельцы крупных мероприятий часто сокрушаются, когда речь идёт о модернизации технологических процессов для снижения выбросов в атмосферу. Мол, это –  дорогостоящее удовольствие, выполнить которое они подчас не в состоянии. Мы им объясняем, что надо внедрять современные технологии производства не по всему предприятию, а там, где сосредоточены узлы или агрегаты, которые аккумулируют эти выбросы. Благодаря новым технологиям и оборудованию, можно значительно снизить объём этих вредных выбросов, хотя бы на определённых участках. Вот чтобы добиться перевода предприятий на зелёные технологии, важно создать механизмы и стимулы для активизации действий в сторону снижения загрязнений.

В действующем Экокодексе целая глава посвящена правам и обязанностям граждан и общественных объединений. Например, прописаны права на доступ к экоинформации, на проведение мирных митингов и шествий, общественных экоэкспертиз и т.д. Но соблюдаются ли они на деле – вот в чём вопрос?  

– Начнём по порядку. Формально в нашей стране соблюдаются права граждан на участие и проведение общественной экоэкспертизы, другой вопрос – довольны ли они их результатами и качественной составляющей проведения таких процедур. В новом проекте мы хотим усилить некоторые позиции и моменты и чётко расписать – кто такой аудитор, кто эксперт, каков должен быть порядок проведения экоэкспертиз. Кроме того, мы очень чётко, внятно, логично и последовательно прописали понятие «общественный мониторинг». А доступ к экоинформации постарались сделать в рамках Орхусской конвенции, к которой присоединился и Казахстан. По общественным слушаниям мы детализируем процедуры, поскольку дьявол кроется в деталях. А именно, на каком уровне какое предприятие каким образом должно проводить общественное слушание, чтобы оно не превратилось в формализм, который в конечном счёте не удовлетворяет ни одну из сторон.

И ещё. Поскольку в состав нашей Ассоциации входит 120 неправительственных организаций, то мы большое внимание в законотворческой деятельности уделяем расширению прав общественных объединений в области охраны окружающей среды.

Кстати, о формализме. Многие экоактивисты жалуются, что госорганы часто игнорируют их запросы, волокитят с ответом или отделываются отписками. Что им делать в таком случае?

– Необходимо помнить, что есть Закон РК «Об обращениях граждан», который обязует госорганы давать гражданам своевременные, аргументированные и обоснованные ответы на их письменные запросы. Советую ссылаться на него в своём запросе.

Были ли в нашей стране прецеденты, когда граждане подавали иски в суд о возмещении вреда, причинённого их здоровью и имуществу вследствие нарушения Экокодекса РК? Может, кто-то требовал в судебном порядке отменить решение местных властей о размещении и строительстве экологически опасных объектов?              

– Я лично знаю 2 факта, когда граждане подавали такие иски в суд, и в качестве ответчиков тогда выступали юридические лица. Первый иск был адресован акимату г. Алматы, второй – промышленному предприятию в западном регионе страны. Ещё был прецедент, когда гражданин в Актюбинской области обратился к нам по поводу отмены решения местных властей на вырубку реликтовой рощи. Из Акмолинской области тоже поступало похожее заявление. Мы со своей стороны обратились в местные акиматы, и они поддержали нас, поскольку внятные ссылки на нарушение закона играют значительную роль!

А что скажете по поводу права граждан на проведение мирных митингов, пикетов и шествий, связанных с защитой окружающей среды? Их не могут задержать и наказать в административном порядке, как это произошло в Алматы с инициаторами акции, призывающей провести честные выборы 9 июня?

– По поводу митингов складывается двоякая ситуация. Наша Конституция стоит на страже свободы слова – она разрешает гражданам проводить мирные шествия, митинги и собрания. Но у нас, наряду с ней, действует закон, который на порядок ниже её, и он прописывает, что граждане должны получить разрешение на проведении подобных мероприятий. Отмечу, что в развитых странах просто идёт уведомление властей о предстоящих мирных митингах и пикетах. Но когда местные полицейские видят, что мероприятие переходит в агрессивное русло, они тут же применяют силы и спецсредства для его подавления.

Как вы оцениваете работу операторов РОП?

– Система РОП в разных странах имеет разные подходы. Общим является то, что должен быть единый оператор. Как вы знаете, в Казахстане работает единый оператор, который вырабатывает систему управления отходами. К примеру, привезли к нам из Европы целый ж/д состав газированных напитков и продали. В итоге, получается, что переработка тары от них или мусора должна идти за наши бюджетные деньги? Оператор должен собрать утилизационный сбор за образовавшиеся отходы в виде использованных пластиковых бутылок. На мой взгляд, система РОП в нашей стране работает правильно. Другой вопрос – сколько должно быть таких операторов – один или много? На сегодняшний день существование одного оператора оправдано, потому что не всё ещё систематизировано в этом вопросе.

Как можно решить проблему несанкционированных мусорных свалок, где вперемешку свалены различные виды отходов?

– Мы настаиваем на внедрении новых механизмов обращения с отходами, потому что тоже видим, какая это большая проблема – раздельный сбор мусора, штрафы за нарушение правил захоронения и утилизация всех видов отходов. К сожалению, наши граждане всерьёз не воспринимают принцип «нулевой терпимости», когда за выброшенный в неположенном месте фантик или окурок надо платить штраф. Отсюда и повсеместные не санкционированные мусорные свалки, где вперемешку свалены пищевые и не пищевые отходы, включая строительный мусор и бэушный пластик. Необходимо повышать культуру, гражданскую ответственность и юридическую грамотность населения, тогда ситуация изменится кардинально.

Какая организация сегодня занимается экологическим воспитанием детей и подростков? Как вы оцениваете уровень экообразования школяров?

– Огромную работу над повышением эковоспитания подрастающего поколения проводит Фонд гражданских инициатив. Я вижу это воочию, посещая различные школы в регионах. Нынешняя молодёжь на порядок выше, грамотнее и ответственнее в вопросах экологии, чем их предшественники. У них много инновационных подходов в вопросах энергоэффективности, озеленения и сбора мусора на территории школы. В стране вообще проводится много зелёных конкурсов, викторин и акций с участием молодёжи, и это радует. У нас как-то возник спор с Минобразованием из-за расхождений в вопросах экообразования детей и подростков. Они говорили, что не могут ввести в школьное расписание такой предмет, как «Основы экологии». Мы им на это отвечали, что раз они не могут пойти на такой шаг, то пускай через другие предметы, например, «Природоведение» обучают школьников азам экологии. Дети с малых лет должны не просто любить природу, но и беречь её.


Автор: Жанар Кусанова

Фото предоставлены “Ассоциацией экологических организаций Казахстана”  

Об этом тоже важно знать