ИЛЕ-АЛАТАУСКИЙ ПАРК БУДЕТ ЗАКРЫТ ИЗ-ЗА ПРОЕКТА ГУЖАВИНА?

458 views
горы

Министр экологии косвенно, но публично признал, что проект развития экологического туризма является незаконным


БЕКШИН, ЧТО ВАМ ДАЛИСЬ ЭТИ ГОРЫ?


В субботу, 15 августа, главсанврач Жандарбек Бекшин заявил, что доступ в Иле-Алатауский нацпарк будет закрыт и после снятия карантина в понедельник.

Он сказал:

Что касается походов в гор – требования остаются в прежнем режиме. Разрешается доступ в будние дни небольшими группами не более трёх человек. При этом с собой можно брать только необходимый запас напитков, пищевые продукты с собой брать нельзя. Мы видели в своё время, к чему привело, когда мы полностью открыли. Всё, что можно было нарушать, нарушалось: и экологические, и санитарные нормы».

В горы можно будет ходить пешком или на велосипедах только в будние дни.

Разумному объяснению сохранение запрета не поддаётся.

Бекшин не представил никаких доказательств, что посещение нацпарка группами более трёх человек опаснее, чем пребывание людей просто на открытом пространстве – на улицах, в парках, в ботсаду, на рынках без крыши.

Не видно, чтобы в городе СЭС как-то серьезно контролировала ситуацию именно на открытых пространствах: одна половина народа гуляет вообще без масок, вторая – держит их на подобородке.

Что касается нарушения санитарных норм в нацпарке, тот как срали на природе до ковида, так и будут срать после. Никакой корреляции между появлением коронавируса и ростом срача я не усматриваю.

По поводу экологического варварства в Иле-Алатау я слышу от госорганов одно нытьё. Никаких масштабных адекватных мер ни СЭС, ни администрация ГНПП не предпринимает.

По крайней мере, я ничего не слышал о массовых штрафах за мусор или работу харчевен в водоохранных зонах. Случаются лишь точечные санкции после особенно громких скандалов типа «киноночи» на Кок-Жайляу. До сих пор не создана экологическая полиция или служба рейнджеров: об этом идут лишь разговоры, причём только со стороны активистов.

А воспитание пресловутого «экологического сознания», если им действительно заниматься, даст свои плоды через пару поколений. В Швеции мне рассказывали, что у них на это ушло полвека.

Так почему же Бекшин не пускает нас в горы? Хочет сохранить то немногое, что осталось от природных красот? Тогда нужно закрыть нацпарки на несколько лет – для экологической стабилизации. Возможно, это имеет смысл. Только никакой COVID-19 и карантин здесь ни при чём.

Тогда в чём причина закрытия нацпарка?


ПОМЕНЬШЕ ЛИШНИХ ГЛАЗ


У меня есть своя версия. Подчеркну: это лишь предположение. Всё делается ради того, чтобы не мешать строительству объектов по «проекту экологического развития экологического туризма в Иле-Алатауском нацпарке». Стройка идёт по заказу компании «Туранга Групп» Александра Гужавина, объекты находятся в разных ущельях, не только в Большом Алматинском.

Закрыть парк – и будет меньше лишних глаз и свидетелей, которые станут задавать неудобные вопросы, выкладывать в соцсети фотки и видео.

Те, кто не в теме, возможно, будут смеяться: ради малоизвестной компании – закрывать целый национальный парк? Но те, кто в теме, успели убедиться, насколько всемогущ Гужавин (точнее, те, кто за ним стоит): у него на посылках – Минэкологии, администрация парка, Комитет индустрии туризма Минкультспорта, нацкомпания «КазахТуризм» и два общественных совета (при акимате и ГНПП).


ГЛАВНЫЙ ВОПРОС ЗАДАН. И ОТВЕТ ПОЛУЧЕН


Впрочем, главный вопрос я уже задал министру экологии Магзуму Мирзагалиеву в ходе онлайн-встречи с алматинской общественностью: почему этот проект не прошёл обязательные процедуры – государственную экологическую экспертизу, ОВОС (оценка воздействия строительства на окружающую среду), общественные слушания?

Министр ответил дословно: «Что касается необходимости проведения ОВОС, то у нас с вами здесь мнения отличаются друг от друга. Потому что МЫ СЧИТАЕМ, что здесь нет вреда окружающей среде: не ставятся какие-либо капитальные строения».

Тем временем статья 36 Экологического кодекса РК называется так: «ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ оценки воздействия на окружающую среду».

А вот её начало:

«Оценка воздействия на окружающую среду является обязательной для ЛЮБЫХ ВИДОВ хозяйственной и иной деятельности, которые могут оказать прямое или косвенное воздействие на окружающую среду и здоровье населения».

Магзум Мирзагалиев увязал отказ от ОВОС с тем, что по проекту «не ставятся какие-либо капитальные строения» (вместо бетонного фундамента – геошурупы, или винтовые сваи), и подменил статью Экокодекса своим личным мнением: «мы считаем, что здесь нет вреда окружающей среде».

Таким образом, министр экологии фактически ПУБЛИЧНО ПРИЗНАЛ, ЧТО ОН НАРУШИЛ ЗАКОН.

Он также подтвердил, что весь проект является НЕЗАКОННЫМ, от начала до конца, поскольку проигнорировал обязательную для любого строительства процедуру.

Обо всём этом я подробно рассказал в пятничном выпуске канала Гиперборей – «Министр экологии Мирзагалиев своим мнением подменяет закон». Рекомендую посмотреть, всего 18 минут.

А теперь, вероятно, из-за этого проекта надолго закрыт нацпарк. Не многовато ли для одного бизнесмена средней руки?


«МОНИТОРИНГ» ЗАДНИМ ЧИСЛОМ


На всякий случай заглянул на сайт «Туранга Групп». И о чудо! Там опубликована заметка от 15 августа:

«ТОО РНПИЦ «КАЗЭКОЛОГИЯ» провела экологический мониторинг проекта «Визит-центр Аюсай»

На территории ущелья Аюсай Больше-Алматинского ущелья Национального парка Иле-Алатау проведен экологический мониторинг проекта «Визит-центр Аюсай». Исследования подтвердили, что разработка ОВОС на данном этапе проекта не требуется. Воздействия техногенных факторов на поверхностные воды, почву, а также на атмосферный воздух не обнаружено».

Неужели это министр их заставил в пожарном порядке провести «мониторинг» после нашей перепалки и моего сюжета на «ГиперБорее»?

Точно, после него! В заметке написано: «…подано заявление о выдаче разрешения на специальное водопользование в Балхаш-Алакольскую бассейновую инспекцию». Ведь про инспекцию они прежде вообще не вспоминали, как будто её на свете нет, а я поднимал на онлайн-встрече вопрос обязательности разрешения БАБИ для строительства туалета.

Да и странные хронологические совпадения: 13 августа – онлайн-встреча с министром, 14 августа – мой сюжет на «Гиперборее», 15 августа – отчёт о внезапном «мониторинге».

Ребята, фарш невозможно провернуть назад! Никакой «мониторинг», о котором вы раньше не задумывались, не заменит обязательной процедуры – ОВОС.

А её нужно было проводить ДО начала строительно-монтажных работ, а не ПОСЛЕ.

Может, вы теперь ещё и общественные слушания проведете задним числом?


Я МОЛЧАТЬ НЕ БУДУ!


В конце нашего диалога Магзум Мирзагалиев сказал:

Вадим Николаевич, здесь участвует председатель комитета экологического регулирования (Министерства экологии. – В. Б.), который модерирует нашу встречу. И я ему сейчас поручаю рассмотреть этот вопрос очень внимательно с точки зрения экологического законодательства».

С онлайн-встречи прошло два с половиной дня, но со стороны министерства в мой адрес никакой реакции. Не исключаю, что природоохранное ведомство постарается всячески замолчать афронт министра, который не знает базовых постулатов экологического законодательства и покрывает незаконный проект.

Частично это удалось: в отчётах Минэкологии в соцсетях об онлайн-встрече наш диалог с министром никак не отражён, хотя он длился целых восемь минут. К сожалению, не поддержали меня и коллеги из СМИ: в поиске я ничего не нашёл.

Но я давно отвык на кого-то надеяться. И обещаю, что молчать не буду. У меня несколько площадок – соцсети, ютуб-канал, сайт «Ливень», который выкладывает моё расследование по гужавинскому проекту.

Всякий раз, когда занимаюсь тем или иным экологическим расследованием, поражаюсь: блин, ну что вам мешает работать в правовом поле?


Фото: Роман Егоров

Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать